Военная хроника
Зарегистрируйтесь / авторизуйтесь на сайте, чтобы не видеть рекламные блоки.

Штурм здания Совета Министров Абхазии (Хроника) 1993 год
[Главная][Развал СССР]Штурм здания Совета Министров Абхазии (Хроника) 1993 год
  Рейтинг материала: 4.9   Голосов: 10

Хроника финального аккорда войны в Абхазии (1992-1993), а именно - штурм здания парламента Абхазии 27 сентября 1993 года. Предысторию войны и про боевые действия до описываемых событий можете почитать здесь.
Противоборствующие стороны. Грузинская сторона: спецназовцы из охраны Э. А. Шеварнадзе, «военспецы» из украинской организации УНА-УНСО, члены оккупационного правительства Абхазии - всего до 200 человек, а так же БРДМ-2 с КПВТ и ПКТ. Абхазы: кабардинская разведгруппа, бойцы армянского батальона им. маршала Баграмяна, абхазы и поддержка в виде ЗУ-23-2 и танка (на 2:25).

Десять минут хроники штурма. Текстовка о происходящем в тот день у здания парламента - под видео.





1. Штурм Совмина. Кушхабиев А.В. Кабардинские добровольцы в грузино-абхазской войне (1992-1993 гг.). Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2008. Стр. 76-79.

27-го сентября 1993 г. началась операция по освобождению Дома Правительства (Совмина) Республики Абхазия в центре Сухума. Данную операцию необходимо рассмотреть более подробно, так как в последнее время стали забывать или скрывать, какое именно подразделение осуществило штурм Дома Правительства. В книгах и статьях абхазских авторов, посвященных грузино-абхазской войне 1992-93 гг., лишь сообщается без подробностей, что части Вооруженных сил Республики Абхазия освободили Совмин. Данная операция «по горячим следам» кратко, но все же освещалась в периодических изданиях.

27-го сентября кабардинская разведывательно-штурмовая группа под командованием М. Шорова, как и другие подразделения абхазской армии, пробивалась к зданию Совмина. В 9 часов утра, когда группа находилась на улице, возле прокуратуры (эта улица выходит сбоку на площадь к Совмину), поступило сообщение по рации: «Семьдесят седьмой (позывные разведгруппы), идите к Совмину. Он уже взят». По воспоминаниям добровольцев, они были огорчены тем, что Совмин уже освобожден без них. Когда бойцы группы вышли со стороны правого крыла здания на край площади, с верхних этажей центрального (самого высокого) корпуса и из окон второго этажа правого крыла по разведгруппе открыли огонь из пулеметов и автоматов. Добровольцы бросились врассыпную в укрытия. Решив, что по ним бьют свои, приняв за грузинское подразделение, стали размахивать абхазским флагом и кричать: «Апсуа!» (абхаз). Но к стрельбе подключился БРДМ-2, находившийся в конце площадки у центрального входа. Вскоре добровольцы увидели над Совмином и перед ним государственные флаги Грузии. Стало ясно, что в здании находились подразделения противника. По воспоминаниям добровольцев, они стали быстро готовиться к штурму и даже обрадовались, что им повезло сразиться с лучшими подразделениями грузинской армии и освобождать здание Правительства Абхазии. На видеозаписи, сделанной за несколько минуи до начала операции, возле Совмина не видно никаких других подразделений, кроме кабардинской разведгруппы.

Штурм начался в 10:30 с правой стороны здания. С верхних этажей центральной части здания били по атакующим «военспецы» из украинской организации УНА-УНСО. Их снайперов пытались подавить огнем пулеметчик и снайперы кабардинской разведгруппы. С нижних этажей и окон второго этажа правого крыла огонь вели спецназовцы из охраны Э. А. Шеварнадзе и члены оккупационного правительства Абхазии во главе с Жиули Шартавой (около 150 человек). На площади перед входом в Совмин маневрировал БРДМ-2, стрелявший по штурмующим из пулеметов КПВТ и ПКТ. Вскоре кабардинским добровольцам дали огневую поддержку бойцы армянского батальона им. маршала Баграмяна. Они открыли огонь через всю площадь (около 800 м) из пулеметов и гранатомета. Кабардинских добровольцев также поддержал расчет зенитной установки ЗУ-23-2. Доброволец Кармоков Артур, выбежав на открытое место, из РПГ-7 подбил БРДМ-2, но сразу же погиб от пули снайпера. Около 20 минут добровольцы вели бой, чтобы вынести тело погибшего из-под огня. Позднее выяснилось, что грузинские снайперы использовали отравляющие пули.

Вскоре штурм возобновился. Кабардинские добровольцы применили и огнеметы «Шмель», не использовавшиеся до этого, во избежание крупных возгораний в здании. Противник переместился в левое крыло здания, откуда продолжал вести огонь. Подошедший абхазский танк произвел несколько выстрелов по зданию и удалился. Через четыре с половиной часа после начала штурма Совмина, в одном из окон второго этажа левого крыла здания выбросили белое полотнище. Через несколько минут из здания вышел человек без оружия с белым полотенцем в поднятой руке. К нему, тоже без оружия, подошли М. Шоров и А. Шихалиев. Парламентер передал разведгруппе предложение Ж. Шартавы предоставить им коридор, по которому они сразу же уйдут из города. Однако ему ответили, что приемлемо лишь одно условие:

«Оставшиеся в живых сдаются в плен, раненым будет оказана медицинская помощь. В противном случае, через 15 минут штурм возобновится, и они будут уничтожены». После этого через 15-20 минут вышел тот же парламентер с белым флагом и сообщил, что Ж. Шартава согласен сдаваться только кабардинцам. М. Шоров и А. Шихалиев ответили, что Совмин штурмуют только кабардинцы. Когда добровольцы поднялись с парламентером на второй этаж, там оставшиеся в одной комнате грузинские спецназовцы (около 30 человек) и члены оккупационного правительства стали складывать оружие и амуницию на пол.

Выяснив, кто среди сдающихся Ж. Шартава, М. Шоров объявил ему: «Вы арестованы». Ж. Шартава попросил сообщить, кто его берет в плен. М. Шоров ответил: «Командир кабардинской группы, майор абхазской армии Шоров».
Ж. Шартава сдал свое оружие (серебристый генеральский пистолет и короткий автомат), а также удостоверение депутата Парламента Республики Грузия. Свое удостоверение сдал и грузинский мэр г. Сухума Гурам Габискирия. Также сдались начальник полиции и начальник канцелярии оккупационного правительства. Бывший глава оккупационного правительства Ж. Шартава записал в свой блокнот, кем и как он арестован. Сдались и 26 грузинских спецназовцев. Военнопленные сообщили, что командование Вооруженных сил Грузии ввело их в заблуждение. Им постоянно сообщали, что на подмогу прорывается танковая часть, что с Украины уже летят самолеты с десантом, что в Новом Афоне высажен многочисленный грузинский десант и т. п. Когда же они поняли, что их дезинформировали, было уже поздно. В 14:30 кабардинские добровольцы Аслан Абаев и Азамат Хагажеев водрузили над зданием Совмина государственный флаг Республики Абхазия с надписью, сделанной ручкой: «Кабардинская группа. 27.09.1993». В одном из окон здания Совмина выставили и пробитый пулями и осколками черкесский (адыгский) национальный флаг.

Осмотрев верхние этажи здания, добровольцы подтвердили, что там было много тел убитых украинцев. Пленных стали выводить из здания через подъезд левого крыла. Площадь перед Совмином заполнили бойцы разных полразделений Вооруженных сил РА. Раздались возгласы: «Аяайра!» (победа — на абх. яз.) стрельба в воздух. Операция по освобождению столицы Республики Абхазия — г. Сухума была завершена.

2. Рассказ блоггера Тамир по воспоминаниям кабардинских добровольцев, опубликовано на Forum Circassia 15 Янв 2012, 22:07.

Как это было. Штурм здания Совмина Абхазии. Сухум. 27 сентября 1993 года
Книги, повествующие о грузино-абхазской войне, изданные в Абхазии, описывают целыми главами любую перестрелку на каком-нибудь углу и почему-то становятся «скромными», когда речь заходит об освобождении здания правительства в Сухуме.

«Наши освободили Совмин!» - вот краткий лейтмотив почти всех публикаций по этой теме. И словно там не было жестокого боя, нет никакого описания подробностей события из уст участников того штурма...

В тот день 27 сентября 1993 года кабардинская разведывательно-штурмовая группа под командованием Муаеда Шорова, как и другие подразделения абхазской армии, пробивалась к зданию Совмина. Утром, где-то после 9-ти часов, находясь на улице, где располагается прокуратура (эта улица выходит сбоку на площадь к Совмину), группу вызвали по рации и сообщили:

«Семьдесят седьмой (позывные разведгруппы), идите к Совмину. Он уже взят».

Как рассказывают кабардинские добровольцы, радость от свершившегося факта перебивалась огорчением, что не удалось принять участие в столь значимом событии. Они расстроенные, переговариваясь между собой, спокойно пошли к Совмину прямо посреди улицы.

Выйдя со стороны правого крыла здания на край площади, еще удивились, что там тишина, никого нет, как нет и следов штурма. В этот момент с верхних этажей центрального (самого высокого) корпуса по группе открыли огонь из пулеметов и автоматов. Тут же по добровольцам стали стрелять из окон второго этажа правого крыла.

Группа рассредоточилась по разным укрытиям. Решив, что по ним бьют свои, приняв их за грузинское подразделение, стали размахивать абхазским флагом и кричать: «Апсуа». Но тут к стрельбе подключился БРДМ-2, до того затаившийся в конце площадки у центрального входа. Огонь из здания стал гораздо интенсивнее. Стало ясно: Совмин еще не взят, его обороняют грузинские подразделения.

Разведгруппа стала быстро перегруппировываться для штурма. Как вспоминают добровольцы, от разочарования не осталось и следа. Всех охватил боевой раж и никто уже не сомневался, что Совмин возьмут они – кабардинцы.

На короткой видеозаписи, снятой из окна здания справа от Совмина за четыре минуты до начала атаки добровольцев, видно, что кабардинский командир показывает на здание правительства, которое они сейчас будут штурмовать. На этих кадрах не видно никого у Совмина, тем более, никто не штурмует его раньше кабардинцев.

Штурм начался с правой стороны здания. С верхних этажей центральной части многоэтажки били по атакующим. Их снайперов пытались подавить огнем кабардинский снайпер Хасанби Бляшев и пулеметчик Аслан Беков.

С нижних этажей и окон второго этажа обороняющиеся вели плотный огонь. На площадке переел входом в Совмин маневрировал БРДМ-2, стрелявший по
штурмующим из пулеметов КПВТ и ПКТ.

Кабардинским добровольцам дал огневую поддержку батальон имени Баграмяна, бивший через всю площадь из пулеметов и гранатомета. Также кабардинцев хорошо поддержал расчет зенитной установки ЗУ-23-2. Кармоков Артур, выбежав на открытое место, выстрелил из РПГ-7 по БРДМу, но одновременно в его шею попал снайпер сверху. Около 30 минут бой уже шел за то, чтобы вынести Артура из под огня. Когда это удалось, на подвернувшемся стареньком «москвиче» его помчал в санчасть Султан Алакаев. Но Кармоков умер. Об этом группе сообщили по рации.

Тем временем Пшеунов Ахмед и Шоров Муаед сумели пробраться к находившимся через площадь абхазским подразделениям и потребовали присоединения к штурму. Однако их не поддержали. Тогда, забрав 10-12 выстрелов к гранатомету, другие боеприпасы, кабардинцы вернулись к своей группе. Штурм возобновился с новой силой. После того, как узнали о смерти Кармокова кабардинцы здание уже не жалели. В ход пошли и огнеметы «Шмель», которые до этого, во избежание крупных возгораний в здании, не применявшиеся.

Удалось занять правое крыло и стало гораздо легче, так как больше никто не вел огонь по группе сбоку. Противник постепенно перемещался в левое крыло и вел огонь оттуда. Подошедший абхазский танк произвел несколько выстрелов по зданию, но потом отошел, так как его могли сверху подбить.

По ослабевшей за несколько часов штурма интенсивности огня обороняющихся, было ясно, что они понесли большие потери. Через четыре с половиной часа, после начала атаки на Совмин, в одном из окон второго этажа левого крыла здания выбросили белое полотнище. Постепенно огонь затих с обеих сторон. Через несколько минут оттуда вышел человек в форме, но без оружия и с белым полотенцем в поднятой руке.

К нему на площадку, тоже без оружия, вышел Шихалиев Анатолий и Шоров Муаед. Остальные, и штурмующие, и обороняющиеся в здании, держали друг друга на прицеле. Парламентер передал разведгруппе предложение Ж.Шартавы предоставить им коридор, по которому они сразу уйдут из города.
Однако ему ответили, что приемлемо лишь одно условие: оставшиеся в живых сдаются в плен, раненным будет оказана медицинская помощь и т.д. В противном случае, через 15 минут штурм возобновится и они будут уничтожены.

Минут через 15 – 20 вышел тот же парламентер с белым флагом и сказал, что Шартава сдастся лишь кабардинцам. Шихалиев и Шоров, засмеявшись, сказали, что Совмин штурмуют только кабардинцы.

Когда добровольцы, прикрывая друг друга, поднялись с парламентерами на второй этаж, там находились 25 человек. Все в одной комнате. Грузинские спецназовцы и члены правительства стали складывать оружие и амуницию на пол.

«Кто здесь Шартава?» - спросил Муаед Шоров. Тот ответил. «Вы арестованы». Жиули Шартава попросил представиться, кто его берёт в плен. «Командир кабардинской группы, майор абхазской армии Шоров», - ответил Муаед. Шартава отдал свое оружие – серебристый генеральский пистолет и короткий автомат, - а также удостоверение члена парламента Республики Грузия.
Хагажееву Азамату своё удостоверение сдал и грузинский мэр Сухума Гурам Габискирия. Все эти документы, как исторические, хранятся в Союзе Абхазских добровольцев КБР. Шартава записал в свой блокнот, кем и как он арестован.

Когда почти все находившиеся в помещении были разоружены, добровольцы увидели в углу комнаты спецназовца с «лимонкой» с выдернутой чекой и крестом в руке. Он спокойно сказал: «Убейте меня. Моя вера не разрешает самоубийства». Стрелять в него, значило подвергнуть всех риску – граната поубивает и покалечит многих.

Шихалиев А., Шоров М., Хагажеев А., Пшеунов А., Темирканов А. стали разговаривать с ним, убеждая не делать роковых действий. Когда выяснилось, что он «афганец», к переговорам подключился ветеран Афганистана из разведгруппы – Балкаров Аслан. Мерабу – так звали спецназовца – говорили, что война кончилась, что его ждут дома родные и т.п. Ему дали слово: оставить при нем оружие как достойному мужчине, если он даст слово не применять его. Что и было сделано. В гранату вставили, вместо чеки, выдернутый из рамы гвоздь. Мераб отдал фотографию, где он с сослуживцами стоит с Т. Надарейшвили и грузинскими генералами Хагажееву А. (это фото хранится в Союзе Абхазских добровольцев КБР, как и удастоверения Шартава и Габискирия).

Пленных стали выводить вниз. Шартава вдруг несколько раз повторил: «Я слишком много знаю. Берегите меня от (здесь он назвал фамилию крупного абхазского руководителя, занимающего и сейчас очень высокое место в руководстве РА). Это очень серьезно».

Хагажеев А. и Абаев А., спустившись сверху, сказали, что наверху много тел убитых украинцев. Эти два добровольца повесили над зданием флаги – пробитый пулями и осколками черкесский (адыгский) флаг и абхазский флаг с надписью ручкой: «Кабардинская группа. 27.09.1993 г.» (Черкесский флаг сейчас хранится в Союзе Абхазских добровольцев КБР).

Пленных стали выводить из здания через подъезд левого крыла. Площадь перед Совмином оказалась заполнена людьми, которые стали кричать «Победа», «Аяайра» и стрелять в воздух. Никто их них не догадывался, что вооруженный человек без каких-либо опознавательных знаков – это Мераб, спецназовец из здания. И его тоже обнимали вместе с кабардинцами.

Кабардинские добровольцы отталкивали от пленных подошедших к тем с претензиями людей, не имевших отношения к самому штурму (это видно на видеозаписи). Немалая часть толпы вела себя агрессивно по отношению к пленным.

Однако, по воспоминаниям добровольцев, страха в глазах пленных грузин не было. Некоторые даже презрительно усмехались. Спокойны были и Ж. Шартава и Г. Габискирия.

Арамисов Валерий собрал оружие многих убитых и стал его выносить, ему помогали другие.

Межаев К., Шоров А., Хагажеев А., Пшеунов А. и другие добровольцы стали вокруг пленных, стараясь не подпускать к ним никого. Но это мало помогало. То с одной стороны, то с другой пленных бьют.

Кабардинцы кричат толпе: «Вы что делаете? Вы что, звери, что ли?». В один момент Шоров М., отталкивая кого-то от Г. Габискирия, кричит прямо рядом с видеокамерой: «Где вы были, «герои», раньше?» (Когда штурмовали Совмин). Кто-то из добровольцев крикнул по-кабардински, чтобы адыги не смешивались с этой толпой (это все видно и на видеозаписи).

В это время, людьми, не имевшими отношения к самому штурму, был снят абхазский флаг с надписью «Кабардинская группа. 27.09.1993 г.) и заменён на другой – чистый (как вешали новый флаг снимали журналисты).

Темирканов Анзор побежал наверх и снял черкесский флаг, чтобы его тоже не убрали другие. Это знамя он отдал затем своему командиру – Шорову М.
Тем временем на площади всё-таки убили троих пленных. Кто-то подогнал «Рафик», в который запихивают пленных. Шартава не хотел покидать площадь без кабардинских добровольцев. «Рафику» не дают отъехать разъяренные люди, которые бьют пленных через разбитые окна прикладами автоматов.

Видно, как несколько ударов по голове получает Г. Габискирия. Всё это сопровождается криком, матом. Кабардинцы противостоят толпе. Словесная перепалка едва не перерасла в стычку. Тогда Хагажеев А. несколько раз крикнул «Воздух, воздух». Толпа бросилась врассыпную и «Рафик» рванул от Совмина.

По дороге группу пленных перехватили и расстреляли. Опасения Ж. Шартава сбылись.

В.Г. Ардзинба пришёл в ярость, узнав о расстреле пленных. Они, а особенно Шартава, очень много знали и нужны были только живыми.

Кабардинская группа, получив новый приказ, двинулась дальше. Перед тем Шоров М. и Вартан обнялись перед горящим Совмином. Армянин Вартан сказал: «Приветствую Кабарду», Муаед Шоров сказал: «Приветствую Абхазию», что зафиксировано на видео.

Вместе с кабардинцами в непосредственном штурме Совмина участвовали армянин Вартан – с батальона им. Баграмяна, и абхаз по фамилии Ардзинба (его имя не известно).

P.S. Мераба отпустили, сказав, что если богу будет угодно, он выведет его к своим. На вопрос, почему они не ушли из Совмина до подхода добровольцев или даже во время штурма, Мераб ответил, что по рации им сообщили, что «Батоно» - Шеварднадзе – геройски погиб, что на помощь прорвалась танковая часть и скоро подойдет; что летят самолеты с десантом с Украины; что в Новом Афоне высажен крупный морской десант. Когда обороняющиеся поняли, что их бросили и теперь обманывают, было уже поздно уходить. Тогда Шартава и решил, что надо сдаваться, так как их подставили на убой. «Мне бы только добраться до Грузии. Я расскажу всем, как нас бросило руководство и командование», - говорил Мераб.
На прощание добровольцы подняли тост за Победу. Мераб сказал, что пить за победу врага он не будет, но выпьет за кабардинцев. «Жаль, что вы были не за нас», - сказал при прощании Мераб, и добавил: «Вы еще не знаете, за каких коз.....ов вы вступились».

Категория: Развал СССР | Добавлено:16.02.2016 | Просмотров: 5531
Теги: межнациональный конфликт, 1993, штурм, Абхазия, развал СССР, Хроника, Грузия
Зарегистрируйтесь / авторизуйтесь на сайте, чтобы не видеть рекламные блоки.

Похожие материалы:
avatar